Мозаика прошедших дней

Наталии Киселевой

ПОЧТИ ЗАБЫТЫЕ ИМЕНА

МАЛЕНЬКИЙ ФЮРЕР И ЕГО ДВЕ РУССКИЕ ЖЕНЫ

              

                Обе жены на балконе в Париже.

     Видкун Квислинг (1887-1945), лидер норвежских фашистов, названный предателем своего народа,  не был маленького роста, – он на голову был выше гитлеровских бонз, но его «прогибаемость» перед лидерами Третьего Рейха делала его маленькой тенью Гитлера, небольшим подобием фюрера.

     Я бы не стала о нем писать, мало ли их было, претендующих на роль маленьких «фюреров» своих стран, – Хорти в Венгрии, Антонеску в Румынии, Мосли в Англии, ну и где они сейчас, кто помнит имена этих палачей собственных народов?!

     Но Видкун Квислинг – другое дело: он много лет провел в России, знал русский язык, занимал видные позиции в деле помощи России в первые годы после революции и Гражданнской войны, а главное, у него было две русские жены, причем одновременно. Вот это и было интересным.

     Квислинг родился в семье священника, избрал военную карьеру и волею судьбы стал дипломатом. Россией заинтересовался еще в 1911 году, учил русский язык, изучал историю и быт царской России. После революции его направили в Петроград как военного атташе норвежского посольства.

     Восхищался большевиками, пробыл в России недолго, в 1919 году был отозван и стал сотрудником посольства в Финляндии. А затем знаменитый полярный исследователь Фритьоф Нансен, пораженный масштабом голода в совдеповской России и на Украине, пригласил его работать на Украине.

В центре сидит Нансен, а за ним, в галстуке-бабочке, Видкун Квислинг.

     Нансен предложил советскому правительству свою помощь, и она была (впрочем, без особой благодарности) принята. Миссию помощи называли «Помощь голодающим» - по моде сокращений того времени – Помгол. Нансену нужны были помощники в его благородной миссии от имени Лиги Наций, и по рекомендации знакомых он принял на эту работу соотечественника капитана Квислинга.

     В январе 1922 года 35-летний Видкун Квислинг прибыл в столицу Украины город Харьков. В городе царила смерть, в день погибали от голода около 10 тысяч человек. Каждый день!

      Александра Воронина родилась в Ялте, в семье врача. Ее мать принадлежала к старинному роду фон Коцебу.  Юная Александра на себе ощутила  все горечь революции и Гражданской войны.  После скитаний в поисках отца они с мамой вернулись в Харьков, ставший столицей голода. Воронины буквально умирали с голода, но тут удача нашла Асю, – она была хорошо воспитана, знала несколько языков, и нашла себе работу в Помголе.

      Чтобы подработать, оставалась по вечерам работать на телефонном коммутаторе, где она и познакомилась с Квислингом, зашедшим вечером отправить телеграмму.

       В юности многим девушкам нравятся мужчины старше себя, а тут норвежец, герой войны, мужчина вдвое старше, со стабильным доходом, хорошо одетый и хорошо пахнущяй! Было от чего закружиться головке юной Аси. Они стали встречаться, и уже в августе он сделал предложение Ворониной. Что его заставило жениться на простенькой  девушке, почти девочке, - не очень понятно (романтика была придумана Асей), многие источники утверждают, что он просто хотел помочь Асе уехать из царства голода и нужды, но как бы то ни было, 21 августа 1922 года брак между 35-летним Видкуном Квислингом и 17-летней Александрой Ворониной был заключен.

       Несколько позже он был подтвержден в норвежской миссии в Москве. Ася писала:

 «Выходя из здания норвежской миссии в Мертвом переулке, я чувствовала себя совершенно другим человеком. Теперь я была госпожой Квислинг, замужней дамой и подданной моего нового короля. Все во мне ликовало».

 

   Норвежский паспорт на имя Александры Квислинг.

      В сентябре 1922 года через Ригу, где было их венчание по лютеранскому обряду, Квислинги уехали в Париж, а затем ц Осло (тогда называемый Христианией). Александру радовало все вокруг, особенно ей понравилась квартира в Осло. Молоденькую жену  Квислинга родственники мужа встретили очень хорошо. Ася старалась научиться говорить по-норвежски, вести хозяйство и стряпать норвежские кушанья. Очень хотелось быть хорошей женой мрачному, неразговорчивому и суровому мужу.

     В феврале 1923 года Фритьоф Нансен попросил Квислинга вернуться в Харьков, чтобы помочь ликвидировать миссию Помгола. Асе было приятно вернуться в знакомый город, повидаться с матерьи и подругами. Мама попросила устроить на работу в миссию дочь своей бывшей прачки Марию (ее все называли Мара) Пасечникову. Ася попросила мужу и Маре досталась работа на том же самом коммутаторе и той же самой «телефонной барышней», какой прежде была Ася Воронина. Роковой акт помощи!

      Именно там Видкун Квислинг встретил следующую жену – Мару Пасечникову(1900-1980), с которой у него был роман все лето 1923 года, пока Ася с мамой отдыхали в санатории в Крыму,  а 10 сентября Квислинг и Пасечникова якобы оформили свой брак, но документов, это подтверждающее, не найдено.  То есть Квислинг стал двоеженцем.  Ася ни о чем не догадывалась, Мару он представлял пока как своего секретаря, а так как Ася знала ее с детства, то и относилась к ней почти как к родственнице. Но не так относилась к ней Мара.    

      Впоследствии Александра Воронина-Квислинг-Юрьева написала книгу « В тени Квислинга» (в русском переводе «Из Харькова в Европу с мужем-предателем»), обложку которой вы видите. Книга эмоциональна, но не информативна, – не обозначены даты и даже годы. Тем не менее - одна из цитат из книги:

  На английском языке       

«Послушай, Ася, ты еще очень молода, у тебя вся жизнь впереди, и тебе еще многому надо научиться. Я решил, что тебе необходимо получить университетское образование. Сначала хочу послать тебя в пансион, где учатся девушки из хороших семей – в Швейцарию или Англию

–  Но, подожди, - прервала я его изумленно. - Почему я не могу учиться дома, в Осло?

–  Ох, ну… Потому что я хочу развестись с тобой, - сообщил он самым обыденным тоном.

Ничего не понимая, я переспросила:

– Развестись?

– Я хочу развестись, потому что ты слишком юная для меня. Других причин нет. Поверь мне, придет время, и ты увидишь, что развод – лучший выход.

– Но, когда ты на мне женился, я не была для тебя слишком юной?

         Десять минут назад я была счастливой замужней женщиной, уверенной в любви и преданности своего мужа, а теперь вот сидела и обсуждала основания для развода.Видкун даже не пытался успокоить меня или хотя бы предложить стакан воды. В его полной безмятежности было что-то нечеловеческое»

 

     В январе 1924 года Квислинг в сопровождении обеих женщин выехал в Париж. Там он оставил Александру в пансионе мадам Глэз, где оплатил комнату на месяц вперед, обещал Асе присылать ей по 25 американских долларов в месяц, и поспешно убежал.

Вскоре с Марой Квислинг отправился по заданию Нансена на Балканы по делам этнических армян. Есть косвенные свидетельства, что в Софии он оформил брак с Марией.

 Александра в Париже в1924 году. У нее уже вполне «несоветский» вид,

     Затем Мара возвращается в Париж, где она  поселяется  в одной комнате с Асей в пансионе мадам Глэз, и в течении чуть ли не 10 месяцев они живут вместе. Правда, у каждой своя жизнь.

     О Маре Пасечниковой есть глухие упоминания в связи с операцией «Трест» - секретной операции ОГПУ о внедрении в ряды заграничного монархического подполья и создания подобной организации на территории СССР. Это была одна из самых известных и успешных операаций набирающих силу спецслужб СССР.

     Вот, кажется, Мара и была агентом ОГПУ, как бы связной между  монархиеским подпольем  России и зарубежными организациями. Четко о роли Марии Васильевны Пасечнковой не говорится, но ее имя каким-то не совсем приятным образом связано с разгромом этой организации на территории СССР.

     Летом 1924 года Мара, Ася и Видкун вернулись в Осло, где Мара была представлена как жена Квислинга, а Ася как приемная дочь пары. Как Квислинг объяснил своей родне предыдущее представление Аси как своей жены, не очень понятно.

      Квислинг приложил немало усилий, чтобы внедрить проекты Лиги Наций на Балканах, но все они не принесли положительных результатов. В мае 1926 года Квислинг опять работает в Москве в фирме своего норвежского знакомого Фредерика Прица. Когда НЭП свернули, Приц закрыл фирму. Квислинг опять оказался не у дел, но вскоре нашел дипломатическиую работу. В то время не было дипломатических отношений между Великобританией и СССР. Интересы англичан в России представляла норвежская миссия, вот там Видкун Квислинг и стал работать, но недолго:

      В конце 1928 года Прица и Квислинга обвинили в том, что он и Приц через дипломатические каналы переводят за границу миллионы рублей (тогда очень котировались золотые и серебряные русские рубли, которых никто не называл «деревянными»). Но эти обвинения, как и обвинения в шпионаже в пользу британской разведки, подтвердить не удалось.

      В том же 1928 году к Квислингу в Москву приехала Мара. Один из биографов Квислинга Кристен Север отмечала, что до разоблачения «Треста» в 1927 году, Мара в СССР  не приезжала.

      Но вернемся пока к Асе. Осенью 1924 года  Ася с из Осло уехала в Ниццу, к нашедшейся тетке, но большую часть времени проводила в Париже. Квислинг приежал несколько раз в Париж, но с Асей не встречался. Ася тоже успокоилась после переживание первых лет замужества. Она по-прежнему очень зависит от Квислинг а материальном плане. Тешит себя иллюзиями, что Квислинг к ней вернется. Наивная!

      Ася, по-видимому, была разносторонне одаренным человеком: была тацовщицей, которая работала у Дягилева. С ней он поставил «Норвежский танец» на музыку Грига, а перед этим он послал ее учиться у всемирно известного преподавателя искусства танца Энрико Чекетти, затем попробовала себя в роли певицы, и опять удача – дебют был отмечен прессой.  Как танцовщица была знакома с балериной Ольгой Хохловой, первой женой Пабло Пикассо. Пикассо написал несколько ее портретов (к сожалению, в перечне работ Пикассо этих картин я не нашла), а также давал ей уроки живописи. Она рисовала талантливо. У своего покровителя графа Фермиано Ася познакомилась с выдающимся немецким режиссером Максом Рейнхардом, который приглашал ее на мимические спектакли, предлагал ей роли как певице, и как артистке. Но Квислинг яростно сопротивлялся каким бы то ни было проявлениям самостоятельности у бывшей жены. Почему сама Александра не развелась с неверным мужем? Все те же материальные соображения – все-таки, думается, Квислинг давал ей солидную помощь.

      Итак, Александра ни в чем не смогла проявить себя до конца, – может быть оттого, что боялась огласки своего брака с Квислингом.

      Известен случай со смертью Айседоры Дункан. Дункан была задушена собственным шарфом, попавшим в колесо  автомобиля. Прославленная танцовщица ехала на вечеринку, неофициальной хозяйкой которой была Александра Воронина-Квислинг. Когда полиция стала опрашивать гостей вечеринки, Ася просто-напросто сбежала, чтобы не попасть в полицейский рапорт[NK1] .

 Кадр из фильма “Isadora” 1968 . Айседора Дункан за секунду до гибели»

Ее окружают интереснейшие люди: Пабло Пикассо пишет ее портрет, она дружит с Эльзой Триоле, встречается с приехавшим в Париж Маяковским.

                              Маяковский встречался в Александрой в марте 1929 года. Он привез ей письмо от старого знакомого Йоси Борца.  Это было не первое его письмо. Йося писал ей еще в 1923 году о Маре, о ее отношениях с Квислингом и о ее роли в «Тресте».  Но из осторожности он писал всегда очень иносказательно, и зачастую Ася вообще ничего не понимала из написанного. Но Маяковский был ей интересен своей лирической поэзией, она с удовольствием встечалась с ним и 30 апреля 1929 года провожала его на вокзале. Вот тогда Владимир Владимирович и озвучил то, что хотел сказать Йося в своем письме: «Как бы я сам ни просил и ни умолял Вас в письме или в телеграмме вернуться — никогда не приезжайте в Россию, никогда!»

     Из комментариев Кирстен Север к книге Александры: «Почти годом позже, 14 апреля 1930 года, Маяковский покончил с собой в Москве. Александра была уже в Китае, когда узнала о его смерти. Для нее это было ударом. Позже она получила письмо от него, отправленное на ее адрес в Ницце, которое тетя Женя переслала ей в Шанхай. Александра не решилась прочесть его. Она боялась узнать что-то страшное о его судьбе или увидеть просьбы приехать на родину, о которых Маяковский ее предупреждал. Кроме того, зная о непрекращающихся зверствах в СССР, Александра очень тревожилась о судьбе своей матери. Она долго носила запечатанное письмо в своей сумке, и, наконец, отдала его русскому православному священнику в Циндао. Священник скончался через несколько дней, и Александра так никогда и не узнала, что написал ей Маяковский в конце своей жизни».

       

     В конце 1929 года со знакомой семьей Гордеевых она оставляет Европу, где столько пережила, и отправляется в Шанхай, где собирается начать новую жизнь. 50 дней длится тяжелое плавание, о котором она сообщает Квислингу в ласковом и дружественном письме. Читая его, думаешь, что она просто закрывала глаза на тот факт, что муж оставил ее пять лет назад  и не собирается возвращаться к ней. Александра все эти годы считала себя женой Видкуна, и не хотела признавать тот факт, что он давно живет с другой женщиной и представляет Мару как свою законную супругу.  Квислинг на ее многочисленные письма и телеграммы более не отвечал, посчитав, что ее отъезд в Китай избавляет его от дальнейших финансовых обязательств, а заодно и от мук совести, если таковая у него имелась. А Мара вообще всегда и везде говорила, что Александра Воронина никогда не была женой Видкуна, называла Асю «эта паразитка» и требовала от Видкуна, чтобы Ася не называла его в письмах ласковыми именами. 

     А у Александры жизнь в Китае поначалу не задалась. В ту пору Шанхай был переполнен русскими беженцами из Сибири и Дальнего Востока, а также работниками КВЖД, и русскими белоэмигрантами. Была страшная безработица. Ася подрабатывает в семье Гордеевых, став их домработницей.  

       Но вскоре все переменилось Ася была молода и хороша собой, и ее знакомство с доктором Яковом Павловичем Рябиным, главой Медицинского ведомства в Шанхае, закончилось бракосочетанием.  Он обратился к главе русской зарубежной церкви  в Шанхае с просьбой признать брак Александры с Видкуном Квислингом недействительным на основании того, что Квислинг бросил жену  еще в 1924 году и с тех пор отношений с ней не поддерживал. Архиепископ одобрил это прошение, тем более что по православному обряду Александра ни с кем не венчалась. И в начале 1931 году Александра стала госпожой Рябиной.

      Стабильное материальное положение, любовь мужа, наконец, долгожданная и неожиданная  беременность (в 1923 году Александра по настоянию Квислинг сделала аборт, и врачи поставили суровый диагноз: она никогда не сможет иметь детей) помогли ей вновь оптимистично смотреть в будущее. В декабре 1931 года Ася благополучно рожает сына Арсения.

 Портрет второго мужа  Александры.

     А всего через три года уверенной и счастливой жизни Рябин погибает в автокатастрофр. Александра с маленьким сыном опять остается одна.

     Русская община в Китае любила проводить время в курортном городке Циндао. Там Александра познакомилась с местным архитектором и французским консульским агентом  в Китае Владимиром Георгиевичем Юрьевым. Когда рана от потери Рябина слегка затянулась, Ася ответила согласием на предложение Юрьева стать его женой.  В середине 1936 года они поженились. Она стала госпожой  Юрьевой, французской гражданкой, ее сын был усыновлен и получил имя Арсения Юрьева.

Французский паспорт семьи Юрьевых.

      Жизнь была стабильной, зажиточной и спокойной. Ася даже смогла вернуться к рисованию.

     Но вкоре разразилась П Мировая война. Японские власти настороженно относились к  участникам антигитлеровской коалиции, поэтому семья Юрьевых была посажена под домашний арест на четыре долгих года.  Немцы также не выпускали из виду  госпожу Юрьеву: немецкие посольские работники навестили Александру и интересовались ее связями с Квислингом , а заодно дотошно распрашивали, не еврейка ли она.

      После победы над Японией американский флот еще  некоторое время находился в китайских водах. Командование флотом устраивало приемы на борту кораблей. Однажды на американском линкоре в бухте Циндао присутствовали и Юрьевы.

      Предоставим слово самой Асе: «Я получила страшный удар на приеме на американском военном корабле в нашей бухте Циндао в октябре 1945 года, когда кто-то мельком сказал, что Видкун Квислинг был недавно казнен в Норвегии за измену. Я потеряла сознание. Его тень к тому времени преследовала меня уже более двадцати лет и продолжает витать надо мной до сих пор».

 Китай становился коммунистическим, и это никак не устраивало Юрьевых. Наконец, в 1949 году была получена долгожданная америиканская виза, и они перебрались через океан. Сначала ее муж работал в архитектурной фирме, а затем открыл собственную строительную компанию в городке Пало -Алто в Калифорнии, вполне процветающий и прибыльный бизнес.

    Александра в 1974 году в американском Пало-Алто.

     Александра открыла Клуб искусств в Пало-Алто, сама много рисовала и выставлялась. Умерла она незадолго до своего 90-летия, в 1993 году.

     Не зная о всех кознях Мары, пыталась с ней связаться, чтобы узнать о ее жизни, не нужна ли помощь. Но все письма и телеграммы возвращались – Мария Васильевна их не принимала, как не приняла письмо адвоката Аси по поводу искаженных сведений об Александре в книге английского  писателя Ральфа Хевинса о Квислинге «Пророк без чести» (Ralph HewinsProphet Without Honor, London, 1965), Александра была поражена, как много неправильностей и неточностей о ней в книге. Источником были воспоминания Мары. Адвокат так и не смог добиться, чтобы Пасек-Квислинг (так она себя называла) прочитала и ответила на его письмо.

      Но сохранились письма и дневники самой Александры Ворониной, и на основе их, а также привлекая книгу исследовательницы Кирстен Север (Kirsten A. Seaver, Quisling’s Shadow, Hoover Institution Press, 2007, Stanford University, Stanford, California), сын Ворониной Арсений  Юрьев, который живет во Флориде,  в 2012 году выпустил книгу «Из Харькова в Европу с мужем-предателем». ISBN  978-5-7784-0418-2  Издательство  Аграф.

                            **************************************************

          Так  как героинями моего рассказа являются обе харьковчанки, а их судьбы интересны в преломлении судьбы национал-фашиста Норвегии Видкуна Квислинга, то продолжу рассказ о Марии (Маре) Пасек-Квислинг и о ее то ли законном, то ли незаконном муже.

 

        Видкун Квислинг по возвращению в Норвегию довольно быстро проходит путь от увлечения идеями социализма до увлечения идеями национал-социализма. Он создает собственную партию Nasjonal Samling. В середине 30-х гг. он знакомится с печально знаменитым Альфредом Розенбергом, идеологом людоедской расовой теории гитлеризма, и проникается к нему глубокой симпатией.
        Правда, Квислинг осудил «Хрустальную ночь» с 9 на 10 ноября 1938 года, когда тысячи синагог, магазинов, больниц, принадлежавшим евреям по всей Германии и в части Австрии были разграблены, сожжены, витрины разбиты и улицы были усеяны осколками стекла (отсюда и название «Хрустальнаяя ночь), погибло в нападениях около 100 евреев  ( другие источники называют цифру 400 человек, а еврейские источники называют цифру около 2,5 тысяч).

 Квислинг и Алфред Розенберг  на встрече в Берлине в 1942 году. Какое благообразное у Розенберга лицо, никак по нему не скажешь, что убийца по крайней мере 6 миллионов евреев. Казнен по приговору Нюрнбергского трибунала 16 октября 1946 года в числе 10 главных военных преступников.

 

Но зато Квислинг в самых восторженных словах поздравил фюрера с его 50-летним юбилеем в апреле 1939 года и благодарил его за «спасение Европы от господства большевизма и еврейства».

 

   Вилла Квислинга в Норвегии

       

      Понимая, что собственную карьеру в Норвегии ему не построить, потому что партия Квислинга Nasjonal Samling., которая в то время достигала численности всего в 2 тыс.чел., и не пользовалась   авторитетом и поддержкой в Норвегии, он идет на прямое предательство интересов собственной страны.  После начала П Мировой войны  в 1939 году встречается с Гитлером  н настаивает на вводе фашистских войск в Норвегию и установления в стране «нового порядка».

    Узнаете знакомые лица?!

     

В ночь с 8 на 9 апреля 1940 года немецкие войска вторглись в  Норвегию, зхватили страну и расположили на ее территории военные дивизии и военный флот. Правительство короля Хокона УП  и сам король бежали в Англию.

Источники сообщают о Квислинге: «Гитлер сделал ставку на Квислинга как потенциального премьера норвежского правительства. Это стало одним из требований, предъявленных немцами королю Хокону 10 апреля, на следующий день после нападения Германии на Норвегию. Квислинг же, со своей стороны, предпринял попытку государственного переворота 9 апреля, объявив по радио о создании собственного правительства. По его словам, правительство Нюгорсволла запятнало себя верноподданичеством по отношению к англичанам и готово было отдать страну в их руки. Призыв к вооружённому сопротивлению против немецких войск был назван не только «бессмысленным», но и откровенно «преступным». Квислинг призвал сограждан сложить оружие и подчиниться немецкой оккупации, которая призвана была спасти страну от вторжения союзных войск и навести в ней порядок».

      Однако многое пошло не по сценарию Квислинга. Он полагал, что его назначат главой правительства Норвегии, но Гитлер приказал создать рейхкомиссариат под командованием немца Йозефа Тербовена. Квислинг оставался на вторых ролях, но проводил активную коллаборационистскую политику. Норвежцы организовали движение Сопротивления, но особых успехов не достигли. Оккупация Норвегии закончилась только 8 мая 1945 года капитуляцией Германии. В этот день Йозеф Тербовен и глава гестапо Норвегии Риедис покончили жизнь самоубийством, подорвав себя одной гранатой.

 Визит Гиммлера в Норвегию. На фото он вместе с Квислингом и рейхскомиссаром Норвегии Йозефом Тербовеном (самый маленький).

1 февраля 1942 года сбылась мечта Квислинга – он был назначен немцами премьер-министром Норвегии.  Народ его не любил. В феврале 1943 года на обложке одного из журналов в Осло (NorskUkeblad) появился внешне невинный рисунок – папа учит малыша кататься на коньках. Вот только усики у папы делали его похожим на Гитлера, а лицо у малыша напоминало лицо Квислинга.

 

     Издателя журнала арестовали и отправили в концлагерь Грини.

     Правительство Квислинга  ввело более жесткие, чем в Германии (!), законы против евреев. Например, абсолютно все дети от смешанных браков признавались только евреями.  По инициативе Квислинга и его помощников-коллаборационистов зимой 1942/1943 гг. были арестованы и отправлены в лагеря уничтожения половина норвежских евреев (до войны их было 1700-1800 чел., а с началом войны количество увеличилос до 2173 за счет беженцев из центральной Европы). Википедия сообщает, что погибло 785  норвежских евреев.

          Остальную половину норвежцы спасли, переправив в нейтральную Швецию.  62 норвежца, спасавших евреев, названы «Праведниками народов мира». Арест и депортация евреев повергли общество Норвегии в состояние шока. Движение Сопротивления несколько усилилось, но вообще-то норвежцы довольно спокойно пережили существование страны  как рехкомиссариата Германии, может быть в силу спокойствия скандинавского характера.

  Норвежско-шведская граница – место переправы евреев в нейтральную Швецию.

     Ну, а что в это время делала жена Квислинга Мария Васильевна Пасечникова-Квислинг? Она наслаждалась высоким положением мужа и с удовольствием общалась с видными представителями Третьего рейха. На всех фотографиях у нее надменно-самодовольный вид.

                                                                

Фру Мария на праздновании  55-го дня                            Генрих Гиммлер вполне мог сойти за галантного кавалера.

 рождения мужа 18 июля 1942 г.

 

9 мая 1945 года солдаты отряда Сопротивления арестовали Видкуна Квислинг и его жену Мару.

 

 Арест Квислинга.

 

 Следствие длилось полгода. Мару признали невиновной, а Квислингу предъявили обвинение в государственной измене. Он обвинение не признал и ответил, что желал только процветания Норвегии.

Квислинг в зале суда.

 

Тем не менее его приговорили как изменника родины к расстрелу, и он был расстрелян 24 октября 1945 года.

     В источниках ничего не говорится, как восприняла этот приговор его жена.

     Само слово «квислинг» во всех скандинавских языках означает «предатель», «коллаборационист».

      После войны и казни мужа Мара жила одна в той самой квартире в Осло, которую Квислинг купил еще в 1922 году, окруженная вещами и картинами, которая первая фру Квислинг привезла из России. Жила она затворницей, журналистов на порог не пускала и о ее жизни целых 35 лет мало что  известно.

      В 1974 году она составила завещание, по которому все ее имущество должно быть продано и на эти деньги следовало создать Фонд помощи неимущеим старикам.

      Незадолго до смерти в 1980 году Мария Васильевна дала все же дала интервью американским журналистам, в котором утверждала, что ее муж не был предателем, а мученником идеи.

         

 В ее квартире, похожей на антикварную лавку, теплелись свечи перед портретами Квислинга и Гитлера.